В зоне исследований Ирека Шаманаева коллективное тело сообщества и его связь с плотью леса. Воспоминания о травме — нечто среднее между памятью и знанием, то, что определяет наше восприятие настоящего. Кажется, что работа с темой пост-памяти — это важный запрос, длящийся с 2010-х годов. Этой теме посвящены большие проекты Павла Отдельнова, Хаима Сокола, «Бакал» Анастасии Богомоловой.  Mecan muštond Шаманова наблюдает, как растворяются в лесу лица, страх, свидетелем которого мы не могли быть сами, но который так легко воспроизводится. Тише, помолчи, им сверху виднее.

Мария Морина, междисциплинарная художница и кураторка.


Mecan muštond

(Память леса)
Коллективная память и след человека во времени, записанный лесом. Попытка понять современное общество, изучая истории малого народа, вепсов.

Жили когда-то на берегах реки Оять разные племена: весь, чудь, …
Лес помнит как это было. Лес живет гораздо дольше поколений людей. Например, сосны живут 350 лет. Грибной мицелий связывает корни деревьев, создает один живой организм. Лес помнит те времена, когда люди умели общаться с духами и Священные деревья соединяли вместе три мира:
Подземный, где жили злые духи и болезни,
Средний с людьми
и Верхний, с верховными духами и душами умерших.

Помнит, как люди приходили и разговаривали с деревьями и душами предков в кронах деревьев.
Как пришли люди с запада и юга и научили пахать землю, выжигать и рубить деревья. Как изгоняли духов из озер и обращали в другую веру. Людей со стороны становилось больше, много приезжало поневоле. Реже звучала вепсская речь. Просеки увеличивались, города росли. Прошла революция и лес сплавляли по рекам уже не плотами, а валом, засоряя топляком дно. Вепсский язык запретили, буквари сожгли. 
А после случилась Война. Деревья опутали колючей проволокой, в них стреляли, из них строили укрепления и переправы, поджигали и рвали снарядами. Землю пропитала кровь тысяч людей, которые лежат под корнями и стали частью леса, частью памяти и этой земли.
Пришли новые люди, начали строить свой мир. Строить, не зная, чья это была земля и как разговаривать с лесом.

Лес помнит.


Работы